?

Log in

Самый первый

Всё собиралась зарегестрироваться... Случайно заходила, со временем появлялось все больше журналов, которые хотелось смотреть и читать. Фотографии, украшения ручной работы, далекие и близкие страны.
Пока не знаю, буду ли здесь писать, т.к. больше трех лет веду дневник на другом сайте.

Представлюсь, однако. Эвелина. Более 20 лет живу в чудном городе Тель Авиве. Люблю его искренне. Но душой навсегда в Париже, где посчастливилось провести студенческие годы.

Еще я мама Софии, шестилетки-первоклассницы с характером, и почти двухлетки Франки.

Приятно познакомиться :)


photo by [info] christinaart

Весна бежит к нам


Вчера утром, по дороге на работу..

Your destination is Calgary, Alberta.


Сказала девушка в окошке, стоящему по ту сторону стекла эфиопу, или, скорее, эритрейцу, а, может, и суданцу. Из-за загородки не видно. Дала несколько ЦУ: заказать билеты на следующий месяц, не раньше; сделать фотографии на белом фоне и пойти в МВД, оформить лессе-пассе.

Вот так получить пропуск в новую жизнь - счастливый билет, шанс на светлое будущее для себя, или, хотя бы, для потомства. Используют ли его? Как? Когда слышишь такую фразу (subj.), хочется забыть о естественном отборе, о том, что "Врачи без границ" вовсе не делают благое дело (это не утверждение, а существующее мнение) и поверить в то, что да, сначала будет тяжело, но постепенно наладится. Этот человек, или семья, встанут на ноги и, наконец, смогут вести "нормальную" жизнь, не опасаясь за себя, за детей. Какова вероятность, что лучшая жизнь ждет за углом? Или это  утопия?

Ведь только недавно двое молодых парней (братья) получили визы и полетели навстречу судьбе... без билетов. Люди из другого мира. Они думают что теперь на них посыпется манна небесная? В аэропорт без билетов. Смешно. И не очень.

Но все равно - удачи!

Неожиданный конец...

Люсьен уютно свернулся калачиком. Это было его любимое положение. Он чувствовал себя совершенно спокойным и счастливым. Его тело отдыхало, охваченное ощущением легкости, почти невесомости. Он парил. А ведь он не принимал никаких наркотиков, чтобы достигнуть такого блаженства. Люсьен был безмятежен от природы; чувствовал себя раскованно. Счастье эгоиста, если так посмотреть.

В ту самую ночь несчастный проснулся от страшной боли. Его как-будто сжимали тиски, дробили жуткие челюсти невиданного чудовища. Что за напасть?! Почему это происходит именно с ним, а не с кем-то другим? За что такое наказание? "Это конец", подумал Люсьен. Не в состоянии сопротивляться нахлынувшей волне, он закрыл глаза и отдался во власть мучениям, все больше отдаляясь от знакомых берегов. У него не было сил даже пошевелиться. Все тело сковали невидимые путы. Его уносило в пугающую неизвестность. Люсьену показалось, что откуда-то из глубины доносятся звуки музыки. Его сопротивление ослабевало. Бездна затягивала.
Его охватило чувство одиночества. Он был один в этом испытании. Некого было позвать на помощь. Ему придется пересечь порог в одиночестве. Иного пути нет. "Это конец", повторил Люсьен. Боль все усиливалась – так, что он едва не потерял рассудок. И вдруг, неожиданно, его будто выхватили Божьи руки. Яркий свет ослепил его. Легкие воспламенились. Он закричал.

Вытягивая его за ноги, акушерка произнесла громовым голосом: "Это мальчик!"
Люсьен родился.

"Lucien" / Claude Bourgeyx